Планеты: враги или друзья?

Оценка планет в их истинном образе принадлежит, по моему мнению, к самым тяжелым темам в астрологии. Уже при вопросе, чем они являются, мнения фундаментально расходятся. Одни говорят, что планеты — это небесные тела, которые обладают достаточно отчетливым свечением и этим свечением оказывают влияние на земные судьбы. Другие утверждают: сами планеты ничего не делают, они являются символами, которые что-то показывают, подобно указательной стрелке на измерительном приборе; которые символизируют определенную тенденцию, но сами никак не действуют. 
Я не буду вдаваться в то, какое из мнений верно. Но я знаю, что астрология работает, что планеты в твоем гороскопе передают весь паноптикум, словно установленная пьеса, которая идет с точностью часового механизма, который ты называешь жизненными обстоятельствами.




Представь, что твою жизнь захотели поставить на сцене. 
Однако быстро становится ясно, что одному человеку очень сложно сделать целую пьесу, и поэтому появляется идея создать целую драму из одной твоей личности. С этой целью тебя делят на разные роли, то есть выделяют в тебе разные психические части, которые воплощают разные личности. Поскольку семейные сериалы всегда были популярны, отдельным лицам дают роли членов семьи.

В нашей конкретной пьесе есть отец, мать, восемь сестер и братьев и двоюродная бабушка с материнской стороны, которая в узком смысле мало относится к семье, и никто не знает, откуда она взялась, но теперь она здесь и играет в этой пьесе. 
Тебя как отдельной личности больше не существует, ведь все личности — это части тебя. Ты сам существуешь только в виде, разложенном на отдельные судьбы.

Мы предполагаем, что ты не знаешь точно, как обычно бывает построена семья, так что я опишу тебе нормальную семью с восемью братьями и сестрами (и двоюродной бабушкой). 
Однако это не твоя семья, это не ты — это идеальная семья. Только когда ты знаешь, что такое нормальная семья, ты можешь измерить, какой комизм (или трагизм) скрыт в твоей особенной семье.
Приличная семья выглядела бы так.
• В ней есть отец как глава семьи
Он определяет, что делается в семье. Его голос имеет наибольший вес. В его руках воспитательное насилие; он говорит, как нужно себя вести; определяет, на что уйдет отпуск, как долго можно оставаться детям в гостях у других людей, и вообще, решает, что делается и что допускается. Он кормилец семьи. Он определяет политику.
• В ней есть мать
Она — это мягкая часть отцовского насилия, тоже доминирующий образ, хотя ее заявка на власть относится на аспекты жизни, касающиеся питания (еда, одежда) и защиты (утешение). Где отец строг, там она мягка. Однако она поддерживает его требования и взгляды, дополняет их в своих областях. Если отец определяет, то мать заботится. Оба родителя становятся местом причала для относительной несамостоятельности детей. Оба советуют, помогают и утешают.
• В ней есть относительно бесполый сын. 
Не поймешь, парень он или девушка, высокий, в очках (много читает), стройный и заинтересованный во всех интеллектуальных беседах в семье. Он ужасно много знает, уже походил по миру, и на все у него есть научное или, по крайней мере, очень умное объяснение. Никто в семье не может говорить так хорошо, как он. Он постоянно продолжает свое образование, и в семье его порой называют «профессор». «Спроси профессора» — частенько слышно в семье.




В ней есть дочь. Хороша собой, ведет себя чувственно и служит вывеской семьи. «Нет, до чего хороша стала их дочь!» Она — привлекательный герой, любит рисовать, музицировать, короче, просто загляденье. Назовем ее «красавица».
• В ней есть еще один сын — сильный, здоровый и достаточно импульсивный. Он мужественный честный малый (хороший, но туговато соображает) и всегда быстро прикладывает руку там, где нужно что-то поднять, принести или отремонтировать. Между делом он уже дал подзатыльника одному из братцев, он не умеет быстро притормозить и всегда очень прям. Но он никогда не бывает злопамятным. Назовем его «силачом».
• В ней есть еще один сын, оптимист (немного полноватый), он сияет весь день, никогда ничего не воспринимает серьезно. Его девиз: «Если это не пришло сегодня, это придет завтра!» Свое добродушие он часто приправляет цитатами из Библии, которую тоже не особо серьезно воспринимает, однако удивительно хорошо знает. Он охотно вступает в дебаты о смысле жизни со всезнайкой «профессором» (тогда тот называет его «идеалистом» или «фантазером»), но оба говорят мимо друг друга, имеют в виду нечто совсем разное. Назовем его «весельчаком».
• В ней есть еще один брат, серьезный. Он мало говорит, а если все же что-то говорит, то говорит об обязательствах, которые присущи людям. Это он занимается моралью в семье. Он знает, что относится к семье, что по какому случаю нужно надевать, что прилично и тому подобное. Другие всегда немного избегают его общества: с ним не повеселишься, даже над шутками он смеется редко. Если речь идет о представлении семьи во внешнем мире, то семья спрашивает совета у него. Он производит такое впечатление, что взращивает в остальных чувства вины. Однако и это в меру. Назовем его «серьезный».
Эти пять детей уже относительно взрослые, а есть еще трое младших братьев. (Да, это в основном мужская семья. В этом заключается также часть ее проблем: у нее трудности с женскими ролями, потому что есть только две представительницы, на которых можно ориентироваться — это мать и красавица.)
• В ней есть еще один младший брат, который своими неортодоксальными взглядами не дает передохнуть (серьезный всегда в ужасе). Он мастер насчет неожиданностей, приносит в семью достаточно много суматохи и ведет себя в большинстве случаев так, что никогда не знаешь, что он выкинет. Не то чтобы он был ненадежным, просто у него всегда самые сумасшедшие идеи. Каждый день — новая. У него есть компьютер, а его основное занятие, как кажется, — это пугать других (особенно серьезного) своими оригинальными представлениями и чокнутыми идеями. Он самый общительный из всех. Назовем его «эврика».
• В ней есть еще второй младший брат. Он очень тихий, застенчивый молодой человек. В семье он меньше всего обращает на себя внимание. Он никогда не будет говорить, если его не спросят; он всегда здесь, но в то же время никогда полностью здесь не бывает. В основном он обитает в своей комнате — много медитирует, занимается мистикой. Но и об этом он не говорит. Если бы не общие сборы семьи за обеденным столом, его бы вообще не видели. Иногда из его комнаты слышно тихую электронную музыку — космические звуки. Назовем его «молчун».
• В ней есть еще один, последний и самый младший брат. Он ужасно действует всем на нервы. Он в семье — заблудшая овца. Но невозможно сказать, почему. В его присутствии остальные чувствуют себя неудобно. Не столько потому, что во всем у него крайние мнения (это для остальных не так значимо), сколько из- за другого: его манера, его присутствие, можно сказать, почти проникновение, которым он все покрывает. Кажется, что он заглядывает другим в души и манипулирует ими. Порой его называют (между собой) «чумной». Но в лицо это ему семья не скажет, хотя «силач» в приступе гнева это уже однажды сделал. Назовем его «экстремистом».

Такова типичная семья, роли которой должны представить на сцене разделенную на части картину твоей жизни. Итак, есть «отец», «мать», «профессор», «красавица», «силач», «весельчак», «серьезный», «эврика», «молчун», «экстремист».
Для тех, кто новичок в астрологической среде и еще не владеет связями, я назову имена древних богов, которые принадлежат этим идеализированным фигурам:
Отец = бог солнца Гелиос  
Мать = богиня луны Луна 
Профессор = Меркурий 
Красавица = Венера  
Силач = Марс 
Весельчак = Юпитер  
Серьезный = Сатурн  
Эврика = Уран 
Молчун = Нептун 
Экстремист = Плутон 

Двоюродная бабушка с материнской стороны — это не божество, в узком смысле она не принадлежит семье. Ее присутствием я хочу описать математическую точку в гороскопе, которая появляется как точка пересечения лунной орбиты с эклиптикой, так называемый лунный узел. 
Здесь я имею в виду Восходящий Лунный узел (голова дракона). 
Можно пофантазировать дальше и сказать, что у бабушки есть дедушка (который не появляется), и он существует в семье как предупреждающий пример того, как не нужно что-то делать. Это Нисходящий лунный узел (хвост дракона), который находится прямо напротив другого в зодиаке. Дедушка не участвует в пьесе, но известно, что он есть.




Вот отдельные элементы, которые составляют тебя. Роли определены. Но это еще не пьеса. 
«Театр» начинается там, где отдельные личности вступают в отношения друг с другом таким образом, что из этого следует развитие действия; и в таком виде, что те, кто сидит в зале, приходят за свой счет. 
Сценарий отвечает за то, является ли пьеса трагедией, драмой, детективом, гротеском, комедией или чем-то еще.
Дело отягощает еще такая связь:
ты как целая личность одновременно являешься:
а) всеми исполнителями сразу;
б) сценаристом (хотя ты долгое время не хотел ничего знать об этом, да, ты даже выбираешь декорации, готовишь костюмы и сидишь в суфлерской будке);
в) единственным зрителем в зрительном зале.

Проблема заключается в том, что ты так сильно идентифицируешься с отдельными ролями, так сильно веришь, что находишься в шкуре отдельной личности, что столетиями не можешь уяснить себе, что ты сам написал эту пьесу (да, каждый день ты ее пишешь) и сам же являешься зрителем.
Иногда ты можешь яснее воспринимать роль зрителя в своей собственной пьесе. Например, в момент, когда ты можешь отстраниться от игры на пару часов благодаря тому, что идешь к кому-то, показываешь ему свою дату рождения, а он садится с тобой — не зная ни тебя, ни твоей пьесы — и озвучивает твою пьесу, делает ее видимой. 
Теперь ты поднимаешься в изумлении. Как может кто-то, кто не знает меня, так точно рассказывать мне мою пьесу? 
Ну, дело нехитрое. 
Он может это потому, что перед ним лежит сценарий — твой гороскоп.

Теперь ты сидишь и, возможно, впервые можешь увидеть свою пьесу со стороны, потому что кто-то объясняет ее тебе извне. Теперь ты можешь быть зрителем. 
Он объяснит тебе отдельные роли, которые есть в тебе и которые ты играешь. И, конечно, поначалу ты сидишь с открытым ртом, потому что то, что он говорит, для тебя вовсе не ново. 
После консультаций астрологи постоянно сталкиваются с тем, что ищущий совета человек говорит: «Вообще-то я все это уже знаю, однако в таком обобщении я еще никогда не видел всего так ясно. Частенько у меня было подозрение, что все так и может быть, или я боялся, что это так. Теперь я знаю, что это так. Я знал все, но я не хотел в этом признаваться самому себе».

Итак, значение астрологии не в том, что ты узнаешь что-то фундаментально новое о себе, а в том, что ты (возможно, впервые) совершенно сознательно становишься зрителем собственной жизни, то есть занимаешь позицию в). 
На момент ты вырван из своей пьесы и сидишь в зрительном зале. 
Ты отдал сценарий, кто-то читает его тебе. Через три часа ты снова будешь в пьесе, но сейчас ты видишь ее яснее. Как будто способность быть зрителем немного больше укоренилась в твоей личности.

Отсюда проистекает ряд следствий, которые ты не должен недооценивать. 
Например, такое: если ты действительно хочешь что-то узнать о своем сценарии, тебе нужно пойти к человеку, который тебя не знает. Если ты пойдешь к другу или подруге, которая что-то понимает в астрологии, и скажешь: «Объясни мне мой сценарий», то в этом будет тот минус, что ты не полностью выйдешь из игры, потому что друг тоже играет в твоей пьесе, и теперь вы оба грандиозно что-то разыграете. 
Это значит, что вы не выходите из пьесы. Консультирование по гороскопу происходит на сцене, оно входит в сценарий. 
Конечно, ты здесь найдешь старое правило терапии: никогда не ходи к терапевту, которого ты хорошо знаешь. Он слишком вовлечен в твою пьесу. «Сводня» и здесь поработала. При этом у вас слишком мало шансов выйти в зрительный зал.

Так, консультирование по гороскопу может быть моделью, первым строительным камнем для процесса, которому ты должен рано или поздно научиться: быть наблюдателем.
Ты уже знаешь, что все восточные философии тысячелетиями стремились к тому, чтобы перенести внимание с игры к тому, чтобы узнать игру как игру, оставаться безучастным, смотреть на майю. 
Каждый путь медитации, собственно говоря, таков: избавься от идентификации и посмотри на игру как наблюдатель. Стань зрителем.
Ничего не делай. Только смотри на игру!
Стань очень тихо (то есть в медитации), погрузись в свой центр, чтобы пьеса происходила лишь от этого ничегонеделания. И теперь ты можешь наблюдать ее. 
Но это также значит: ты уничтожаешь связи (связанность, запутанность, привязанность) с игрой. (И насчет этих слов я бы тоже хотел тебя предостеречь. То, что здесь написано, не значит: «медитируй из всех сил». Возможно, в твоей нынешней ситуации остановка — самое бессмысленное, что ты мог бы сделать.)




Однако вернемся еще раз к пьесе и ее участникам. 
В реальной жизни есть еще одна сложность. Отдельные планеты-актеры, которые все являются частями тебя, имеют загадочную привычку материализовываться в твоей жизни в виде реальных личностей. 
Это значит, что они могут встретиться тебе как люди из плоти и крови. 
Тогда они уже не только части тебя, а еще и осязаемые люди. И чтобы еще больше все запутать, они могут проявляться в смешанном виде. Например, некий сплав «профессора» и «серьезного», человек, применяющий свой интеллект, чтобы регламентировать себя. Или смесь «отца» и «красавицы». 
Да, они могут собираться даже по трое или по четверо в одной личности. Конечно, они делают это только в те моменты, когда ты не справляешься со своими соответствующими частями, то есть в моменты, когда ты не проживаешь эти свои части. Ты не хочешь иметь их в своей внутренней пьесе, и вот они теперь в твоей пьесе внешней. 

Каждый, кто встречается тебе во внешнем мире, является воплощением одной (или смешением нескольких) из внутренних лиц твоей пьесы.

Это действительно превращает твою жизнь в сценическую пьесу. Раньше ты еще мог дистанцироваться и сказать: «Да, но я не состою из всех этих личностей, они все (как образы) всего лишь связаны со мной. Я — это я, целая личность». 
Теперь ты уже не можешь так сказать. Потому что все личности в тебе соответствуют реальным личностям в твоем окружении.

Пьеса еще более сложна, ведь эти внутренние личности встречаются тебе не только как реальные личности внешнего мира (по которым ты должен познакомиться со своими собственными частями), они встречаются тебе в виде действий, событий, хобби, в виде твоих собственных детей, в виде профессии, болезни и т. д. 
Все эти формы проявления являются не чем иным, как материализацией твоих внутренних личностей.
Как это понимать? 
Ну, например, представь себе, что «красавица» объединяется в тебе с «экстремистом» особенным образом (то есть «красивая женщина» соединяется с твоим предпочтением «болезненного ушевного вторжения»), и вот уже ты находишь в себе склонность к женщинам, от которых охотно получил бы удар плетью, и коллекционируешь порнографические журналы с подобным содержанием. 
От объединения этих ДВУХ личностей в тебе появляется привычка три раза в неделю заходить в секс-шоп доктора Мюллера. 
Конечно, у зрителей твоей семейной пьесы всегда появляется особенно веселое хихиканье когда ты, спрятав журналы под полой пиджака, крадешься по квартире в свою комнату. И «серьезный», который все знает, тихо шипит на тебя: «Ах ты свинья!»

Конечно, ты видишь, что эта семья и ее участники идентичны с теми двенадцатью деревьями, на которых собраны все темы твоей жизни. 
На каждом уровне ты встречаешь свою семью, какого-то ее члена, с которым не примирился, того, кто должен помогать тебе в этом примирении. Как теперь выглядит эта пьеса? Чтобы описать ее, нужно знание сценария (твоего гороскопа). Я кратко расскажу тебе типичную пьесу.

♦ «Отец» объединился с «молчуном». То есть воспитатель и кормилец (как основное лицо пьесы) отсутствует. 
Теперь все бремя лежит на «матери», которая сама страдает от глубокого дефицита, потому что на ее стороне нет никого, кто бы мог дать ей направление. Она становится жесткой и озлобленной, ведь ей приходится держаться «серьезного»: только он знает, как и что. 
Благодаря этому жизнь становится безрадостной и сухой. 

♦ «Профессор» объединился с «весельчаком», чтобы пробиться из бедственного положения к успеху, однако «эврика» постоянно встревает и предлагает еще более дикие идеи, так что все трое никак не могут найти ни покоя, ни гармонии. 

♦ «Красавица» и «силач» хотят вместе открыть салон мод, так что и они варят свою собственную кашу, однако, по всей видимости, руки у «силача» не приспособлены для этого, и теперь они обсуждаются массажный салон. Они не беспокоятся о других. 

♦ «Экстремист» помогает «эврике» в его попытке запутать «весельчака» и «профессора». 

И все это внутри одной личности! В этой суматохе ты должен найти путь.

Мы можем представить, что из этого материала можно извлечь как нечто комическое, так и множество проблем. Этим примером я хочу только намекнуть, что тот, кого ты считаешь самым важным членом семьи, отец, может играть в твоем гороскопе совершенно подчиненную или невидимую роль. Может случиться даже (собственно, как и в настоящей семье), что основным лицом является младший брат, который направляет всю семью в определенном направлении своей болезнью или гениальностью. 
В зависимости от того, насколько своевольно написан сценарий, каждый член семьи может занимать подобное доминирующее место, отчего у тебя возникает чувство, что все остальные ему просто уступают.

На вопрос, является ли кто-то из членов семьи тебе другом или врагом, нельзя ответить однозначно да или нет. 
Здесь нужно основательно поразмышлять. 
Мы привыкли думать в категориях «дружбы» и «вражды», в астрологической номенклатуре — «благодетелей» и «злодеев». 
Сатурн («серьезный») часто рассматривается как злодей, а Юпитер («весельчак») — как благодетель. 
Возможно, на пройденном пути ты уже понял, что не существует настоящих врагов. Все враждебно тебе только тогда, когда ты еще не принял это (в себе). 
Поэтому не существует злодеев, даже «Люцифер» в переводе означает «несущий свет». 

Гораздо менее известна другая формулировка, которую можно вывести из первого высказывания: друзей тоже не существует. 
Возможно, тебе знакома моя книга «Путешествие героя». Там я описал, что одна из важнейших задач любви заключается в том, чтобы ты стал хорошо знаком со своей ненавистью. 
Ну и так же дело обстоит и с дружбой. 
Задача, которую должен выполнить твой друг, твой настоящий друг, — это задача называется «предать тебя». Рано или поздно он это сделает. Почему? Чтобы ознакомить тебя с фактом, что в тебе существует предательство, что ты и сам — предатель.

Образ Иуды Искариота тоже является не до конца понятой фигурой. 
Конечно, и он не хотел становиться предателем, из-за чего Христу пришлось внушением затолкать его в эту роль. «Ведь я не тот, Учитель?» (кто предаст тебя) — со страхом спрашивает он. Однако Иисус в ответ протягивает ему кусок хлеба. «Тот, кому я, обмакнув кусок хлеба, подам».
Точно так же задача злодея — показать тебе, сколько добра в тебе скрыто. («Я часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо».) 

Однако если нет ни настоящих друзей, ни настоящих врагов, что остается?
Тот, кто может занять положение напротив обоих полюсов. 
Человек едва ли может сделать это. Это может позволить себе только символ. Подобный символ я называю союзником. 
Союзник — это психическая инстанция, несущая в себе широкий спектр возможностей, которые никогда нельзя однозначно познать как плохие или хорошие; она несет в себе обе потенции без различия. Но сначала ты скорее воспримешь эту потенцию таким образом, что твое сознание настоящего момента идентифицирует ее как зло. Так и должно быть, потому что каждый союзник представляет собой фигуру перемен, фигуру трансформации, которая хочет перевести тебя с одного уровня на другой. Переходный объект.

В применении к нашей семейной пьесе любой союзник (то есть каждая личность в тебе, функция) должен освободить свою часть от своего положения в пьесе и перенестись в зрительный зал. 
Сначала, конечно, союзник разворачивает всю свою динамику в пьесе, и она поначалу кажется тебе злом. Теперь речь идет о том, чтобы познакомиться с этим злом, ознакомиться с тем, что оно скрывается в тебе и всегда играет какую-то роль в этой пьесе, всегда, пока ты, в конце концов, не примешь ее как часть себя. Пока ты не скажешь: «Да, это я!» Ты словно должен признать в себе преступника. 

Пока ты кричишь о смертельной казни — да, я знаю, что ты уже не занимаешься этим, — или пока ты хочешь выдворить из своей страны атомное оружие, ты не принимаешь к сведению разрушительную ярость в себе.

Когда же ты познакомился со злом, а именно, не только со стороны головы, но с головы до пят, а главное — в области живота, тогда в тебе появляется возможность переходного процесса. Превращения в зрителя.
Итак, ты видишь, что части тебя, которые предстают перед тобой как действительно ужасные союзники, — это те, кого ты должен в первую очередь узнавать и прорабатывать в их двуличности. Это длится не недели, а годы, десятилетия или сотни лет.




Поскольку чаще всего нет никакого желания входить в процесс трансформации, люди предпочитают застревать со своей идентификацией с этими своими частями и с проекцией ужасного во внешний мир. 
Ты тоже можешь, конечно, сделать это, и постоянно воплощаться в той же пьесе. Обычно это длится долго. Существуют способы сделать это быстрее. Один из них называют терапией.

В твоей пьесе порой бывают роли (союзники), которые на первый взгляд не кажутся тебе проблемными. Это те части, которые ты считаешь своим положительным багажом. 
Астрологи с удовольствием тебе расскажут, что у тебя особенно полезные (красивые, сильные, целые и т. д.) качества, да и ты сам знаешь, наверное, свои положительные качества.
Однако я хочу отобрать у тебя и эту игрушку, или, по крайней мере, лишить тебя наивного взгляда на эти качества. 
У этих факторов есть особое коварство. Они не давят на тебя, и поэтому ты не видишь ни малейшего повода переводить эти части в зрительный зал. Однако их все равно нужно туда отправить. Даже если кажется, что каждый хвалит тебя за них (какой ты скромный, какой дружелюбный, какой открытый и доброжелательный по отношению к ближнему и т. д.), и тебе давно ясно, что этим ты можешь гордиться.
И лучшая твоя сторона склонна к тенденции мерзко тебя обманывать, пока она является частью твоей игры. 

Так что в своем гороскопе ты должен обращать внимание не только на «тяжелые» аспекты. Они, по крайней мере, честны, когда подавляют тебя и вызывают в тебе страх, ясно указывая этим страхом на свое освобождение.
Особенного внимания заслуживают именно мягкие, милые и ошибочно воспринимаемые безобидными части. 
Это союзники, которых особенно тяжело расколдовать. Однако они все равно союзники.

Я обобщаю: каждый фактор в твоей игре, каждая планета является спутником, союзником, который ни плох, ни хорош, и который хочет подвигнуть тебя прожить и узнать его (то есть твою) тему. Это происходит только через фазу тотальной идентификации, и в заключение через процесс растворения этой идентификации; тогда ты медленно проходишь в зрительный зал.

Любая консультация по гороскопу — это шанс подробнее рассмотреть твою пьесу извне, и при этом сознательно занять роль наблюдателя.
Если ты хочешь расширить этот образ на процесс терапии, то любая терапия — это попытка высвободить всю театральную пьесу из реальности и привести в двоякое отношение, то есть снова связать ее. 
И теперь ты, конечно, играешь свою пьесу в терапевтических ситуациях, то есть ты переносишь на терапевта все свои части, которые при обычном раскладе переносишь в свою жизнь. 
Однако в этой ситуации ты можешь гораздо быстрее увидеть, что это все та же самая пьеса. То есть при терапии ты узнаешь, что везде, куда бы ты ни пришел, ты находишь свою пьесу. Благодаря этому тебе легче сделать шаг к тому, чтобы взять обратно свои проекции.

Автор Питер Орбан 
"Диагностика души в гороскопе"

ГОРОСКОПЫ

Чтобы выбрать знак Зодиака, кликайте по соответствующей картинке

Овен
Телец
Близнецы
Рак
Лев
Дева
Весы
Скорпион
Стрелец
Козерог
Водолей
Рыбы