Астрология литературного творчества. Дева

23 августа - 23 сентября
Стихия: земля

Лев Толстой, Александр Куприн, Андрей Платонов, Александр Радищев, Алексей Конст, Александр Грин, Иннокентий Анненский, Юрий Трифонов, Владимир Арсеньев, Александр Вампилов, Константин Симонов, Марк Харитонов

Агата Кристи, Вольфганг Гете, Уильям Голдинг, Мэри Шелли, Герберт Уэллс, Оливер Холмс, Фенимор Купер, Кен Кизи, Хорхе Борхес, Дж.Б. Пристли, Теодор Драйзер, Хорхе Луис Борхес, Эптон Синклер, Артур Кестлер, Айра Левин, Хулио Кортасар, Уильям Сараян.

Дева может рассматриваться как кульминационная точка процесса самодифференциации жизни. Здесь достигается довольно точное понимание, что есть Я и что есть не-Я.   
В Деве жизнь подходит к предельному разнообразию форм. 
В ходе всего предыдущего полуцикла жизненные процессы будто бы работают в направлении все более строгого разделения индивидуальных сущностей, пока наконец в Деве все вещи, не предстанут в первозданной чистоте. 
С другой стороны все возрастающее разнообразие элементов бытия вызывает чувство неудовлетворенности у Девы. Оно рождает потребность устранить беспорядок, сделать вещи понятными и предсказуемыми. 
Один из важнейших аспектов Девы - стремление обрести контроль над окружающими ее природными силами. Сделать естественную жизнь разумной. Дева, в частности, символизирует страх человека перед огромным неизведанным миром. Дева ищет безопасности в рационализации, в сведении мира бесконечных запутанных связей к простым удобным в применении, рутинным вещам.




Дева традиционно относится к ритуальной магии - способу подчинения и управления иррацональными природными силами. Дать всему имя - глубочайшая потребность Девы. Назвать что-то по имени - значит обрести над этим власть, приручить и обезопасить его. Источник astrojurnal.ru
Покорение природы и усовершенствование мест обитания человека - это тоже Дева. 
Культивировать все полезное и удалять все вредное - в этом пафос деятельности Девы. 

Один из главных символов  Девы - женщина со снопом колосьев отражает связь Девы с сельским хозяйством - культивированием ценных природных компонентов. Дева, следовательно, является знаком цивилизации. 

Тема противостояния цивилизованного и стихийного очень часто занимает писателей-Дев.

В “Повелителе мух” В.Голдинга рассказывается о мальчиках заброшенных на необитаемый остров.  
Оказавшись в естественных условиях, герои Голдинга делятся на две фракции - “цивилизованную” и “примитивную”. Группа цивилизованных старается организоваться согласно культурным образцам того мира откуда они пришли. “Примитивные” же возрождают атавистические ритуалы и со временем  их одичание доходит до такой степени, что они превращаются в серьезную угрозу для цивилизованных. 
Только прибытие на остров взрослых спасает цивилизованных от физической расправы. 
Голдинг показывает насколько тонок паттерн цивилизации наложенный на дикий, естественный мир. Искусственный порядок, созданный разумом, нуждается в постоянных усилиях для своего поддержания.
 
В нынешнее время индустриальная цивилизация, покоряя природу, становится сама давящей и разрушительной стихией. 

В этом смысле интересно замечание Льва Толстого о взаимоотношениях цивилизации и природы:
“Как ни старались люди, собравшись в одно небольшое место несколько сот тысяч, изуродовать ту землю, на которой они жались, как ни забивали камнями землю, чтобы ничего не росло на ней, как ни счищали всякую пробивающуюся травку, как ни дымили каменным углем и нефтью, как не обрезывали деревья и не выгоняли всех животных и птиц, - весна была весною даже и в городе. Солнце грело, трава, оживая росла и зеленела везде... не только на газонах бульваров, но и между плитами камней...”
(Воскресенье)

Сверх-цивилизованность может стать угрозой жизни. Человек в пылу самонадеянной рационализации Природы использует свой интеллект в сферах, где этот инструмент становится разрушительным.  

В “ФранкенштейнеМэри Шелли некий доктор узурпирует роль Творца. 
Экспериментируя с физиологическими процессами и живой-неживой материей, он создает монстра, несущего людям смерть и страдания.

“Пролетая над гнездом кукушкиКена Кизи - во многом о результатах сверх-организованности доходящей до бездушности. Полный природных энергий преступник Мак Мерфи оказывается более человечным, чем поглощенный задачей тотального контроля, персонал дома для душевнобольных.

Творчество и жизненный путь Льва Толстого весьма полно раскрывает характерные черты Девы. 
Прежде всего это стремление ввести свою жизнь в заданные рамки. Дневник Толстого (а дневник сам по себе, как средство контроля и фиксации, является постоянным атрибутом Девы) отражает непрекращающуюся борьбу за упорядочивание собственной жизни:
“В дневнике должна находится таблица правил, и в дневнике должны быть тоже определены мои будущие деяния. “

“ Правила для подчинения воле чувства самолюбия...
12) Никогда не выражай своих чувств наружно.
13) Живи всегда хуже, чем ты мог бы жить 
(Скромность - одно из главных достоинств в глазах Девы)
 
“ Правило. Помнить при всяком деле, что первое и единственное условие, от которого зависит успех, есть терпение и что более всего мешает всякому делу и что особенно мне много повредило - есть торопливость.”

“Тщеславие происходит и усиливается от морального беспорядка в душе человека. Я прежде только инстинктивно понимал, предчувствовал необходимость порядка во всем; теперь только я понимаю ее.”

“Правило от лени - порядок в жизни, порядок в умственных и физических занятиях.

Дева придает большое значение  труду:

“Труд, труд! Как я чувствую себя счастливым, когда тружусь.”

“ Завтра буду работать хоть гадость; но только чтоб быть довольным собой, а то жизнь с постоянным раскаянием - мука!”

“Терпение и прилежание, и я уверен, что я достигну всего, что я хочу.”

“Есть два желания, исполнения которых может составить истинное счастие человека - быть полезным и иметь спокойную совесть.”

Одно из свойств Девы критичность и самокритичность:

“Чем далее подвигаешься в усовершенствовании самого себя, тем более видишь в себе недостатков.”

“ Я смолода стал преждевременно анализировать все...”

Многие герои Толстого несут сильнейший отпечаток знака Девы. 

Прежде всего это А.Каренин:
“... несмотря на поглощавшие почти все его время служебные обязанности, он считал своим долгом следить за всем замечательным, появлявшимся в умственной сфере... Его интересовали книги политические, философские, богословские... Искусство было по его натуре совершенно чуждым ему... Несмотря на это и лучше вследствии этого, Алексей Александрович не пропускал ничего из того, что делало шум в этой области, и считал своим долгом все читать... 
В области политики, философии, богословия Алексей Александрович сомневался или отыскивал, но в вопросах искусства и поэзии, в особенности музыки, понимания которой он был совершенно лишен, у него были самые определенные и твердые мнения. Он любил говорить о Шекспире, Рафаэле. Бетховене, о значении новых школ в поэзии и музыке, которые все были у него распределены с очень ясною последовательностью.”




“И в голове Алексей Александровича сложилось ясно все, что он теперь скажет жене. Обдумывая, что он скажет, он пожалел о том, что для домашнего употребления он должен употребить свое время и силы ума; но, несмотря на то, в голове его ясно и отчетливо, как доклад, составилась форма и последовательность предстоящей речи. 
“Я должен сказать и высказать следующее: во-первых, объяснение значения общественного мнения и приличия; во-вторых, религиозное объяснение значения брака; в-третьих, если нужно, указание на могущее произойти несчастье для сына; в-четвертых, указание на ее собственное несчастье”.
И заложив пальцы за пальцы ладонями книзу, Алексей Александрович потянул и пальцы затрещали в суставах. 
Этот жест, дурная привычка - соединение рук и трещание пальцев - всегда успокаивал его и приводил в аккуратность, которая теперь так нужна была ему...”

Хозяйственные интересы Константина Левина выдают сильную Деву:

“Пока седлали лошадь, Левин опять подозвал вертевшегося на виду приказчика и стал говорить ему о предстоящих весенних работах и хозяйственных планах.
Возку навоза начать раньше, чтобы до раннего покоса все было кончено. А плугами пахать без отрыву дальнее поле, так чтобы продержать его черным паром. Покосы убрать все не исполу, а работниками.
Если Левину весело было на скотном и житном дворах, то ему еще стало веселее в поле. Чем дальше он ехал, тем веселее ему становилось, и хозяйственные планы один лучше другого представлялись ему: обсадить все поля лозинами по полуденным линиям, так чтобы не залеживался снег под ними, перерезать на шесть полей навозных и три запасных старосеяньем, выстроить скотный двор на дальнем конце поля и вырыть пруд, а для удобрения устроить переносные загороды для скота. И тогда 300 десятин пшеницы, 100 картофеля и 150 клевера, и ни одной истощенной десятины.”

В фокусе внимания Девы очень часто находятся вопросы физического здоровья, лечения и профилактики заболеваний. 

Следующий отрывок из “Войны и мира” показывает, что Толстой много (и даже по меркам сегодняшнего дня довольно интересно) размышлял над медицинскими вопросами:

“Доктора ездили к Наташе и отдельно и консилиумами, говорили много по-французски, по-немецки и по-латыни, осуждали один другого, прописывали самые разнообразные лекарства от всех им известных болезней; но ни одному из них не приходила в голову та простая мысль, что им не может быть известна та болезнь, которую страдала Наташа, как не может быть известна ни одна болезнь, которою одержим живой человек: ибо каждый живой человек имеет свои особенности и всегда имеет особенную и свою новую, сложную, неизвестную медицине, болезнь, не болезнь легких, печени, кожи, сердца, нервов и т.д., записанную в медицине, но болезнь, состоящую из одного из бесчисленных соединений в страданиях этих органов. 
Эта простая мысль не могла приходить докторам, потому, что их дело жизни состоял в том, чтобы лечить, потому что за то они получали деньги... Но главное - мысль эта не могла прийти докторам, потому что они видели, что они несомненно полезны, и были действительно полезны для всех домашних Ростовых. Они были полезны не потому, что заставляли проглатывать больную большею частью вредные вещества (вред этот был мало чувствителен, потому что вредные вещества давались в малом количестве), но они полезны, необходимы, неизбежны были (причина - почему всегда есть и будут мнимые излечители, ворожеи, гомеопаты и аллопаты), потому что они удовлетворяли нравственной потребности больной и людей, любящих больную.

Многие писатели Девы обнаруживают пристрастие к медицинской тематике, демонстрируя подчас недюжинные познания в этой области:

О Генри
“ Доктор без замедления проследовал в комнату к Мак-Гайру, а скотовод... приготовился проклясть себя, если медицинское заключение окажется неблагоприятным.
Через несколько минут доктор бодрым шагом вышел из комнаты Мак-Гайра.
- Ваш малый, - сказал он Рейдлеру, - здоровее меня. Легкие у него чисты, как только что отпечатанный доллар. Пульс нормальный, температура и дыхание - тоже. Выдох - четыре дюйма. Ни малейших признаков заболевания. Конечно, я не делал бактериологического анализа, но ручаюсь туберкулезных бацилл у него нет Можете поставить мое имя под диагнозом. Даже табак и спертый воздух ему не повредили...”
(Санаторий на ранчо)

А.Грин
“ Случай этот произошел в самом начале моей практики, когда я, еще никому не известный доктор, проводил приемные часы в унылом одиночестве... В течение целого месяца я имел только двух пациентов: дворника дома, в котором я жил, и какого-то заезжего, страдавшего нервными тиками.
В тот вечер, о котором я рассказываю, произошло событие: явился новый третий по счету пациент... Сложение его выдавало  наклонность к полноте, что составляло некоторый контраст с резкими, порывистыми движениями. Заметил я также две особенности, о которых не стоило бы упоминать, если бы они не указывали на сильную степень нервного расстройства: конвульсивное подергивание век и непрерывное шевеление пальцами.”
(Мат в три хода)

Юрий Трифонов
“Я поднял четвертную и положил на стол. Потом лег на кровать, сунул под язык таблетку валидола - сердце заныло - и лежал с закрытыми глазами час или полтора... Вдруг пришла Валя. Совсем забыл, что она должна принести лекарство. Я сел на кровать к столу, она измерила давление. Немного повысилось: сто пятьдесят на сто. Ага, “кондратий” все ближе. Вот что значит поволноваться.
- Вы работали сегодня, спросила Валя.
- Бездельничал.
Валя морщила лоб, собирая воедино все свои небольшие познания о гипертонии и сердечных болезнях. Она была не в халате, а в белой нарядной кофточке и в синих нейлоновых брюках, плотно облегающих... Резерпин она положила на стол, аппарат спрятала, но почему-то не уходила.”
(Предварительные итоги)

Многие признаки Девы мы находим у Александра Куприна:
“Его мучила жажда исследовать, изучить, как живут и работают люди разных профессий, в изучении русского быта  не терпел никакого полузнайства... он по-мальчишески щеголял этой своей  многоопытностью, ибо в том и заключалось его честолюбие: знать доподлинно не из книг, те вещи и факты о которых он говорит в своих произведениях” Источник astrojurnal.ru
“... ему известны мельчайшие бытовые черты из жизни офицеров чиновников, солдат, землемеров, моряков; он знает  тонкости любого спорта и поражает своими научными и техническими   познаниями. Но он никогда не утомляется своим огромным багажом. Он лишь пользуется им  в такой мере, что вы готовы поверить, что именно Куприн ловил треску вместе с рыбаками, вел железнодорожные поезда и т.д. и т.п.”
(К.Чуковский)

Систематическое обучение всегда находится в фокусе внимания Девы.

Это относится и к главной героине “Поединка”:
“... И она заговорила скороговоркой, точно первая ученица:
- Боевой порядок должен удовлетворять следующим условиям: поворотливости, подвижности, гибкости, удобству командования, приспособляемости к местности... легко свертываться и развертываться и быстро переходить в походный порядок...
- Черт, какая память! - завистливо, но с восхищением произнес Николаев, углубляясь в свои тетрадки.
- Мы ведь все вместе, - пояснила Шурочка. - Я бы хоть сейчас выдержала экзамен. Самое главное - система. Наша система - это мое изобретение, моя гордость. Ежедневно мы проходим кусок из математики, кусок из военных наук - вот артиллерия мне, правда не дается: все какие-то противные формулы, особенно в баллистике, - потом кусочек из уставов. Затем через день оба языка и через день география с историей.”
(Поединок)

Герой “Молоха” инженер Бобров еще один типаж Девы:
“Было семь часов, когда, надев на себя клеенчатый плащ с капюшоном, Бобров вышел из дому. Как многие нервные люди, он чувствовал себя очень нехорошо по утрам: тело было слабо, в глазах ощущалась тупая боль, во рту неприятный вкус. С каждым днем в нем все больше нарастало отвращение, почти ужас к службе на заводе.
По складу  его ума, по его привычкам и вкусам ему лучше всего было посвятить себя кабинетным занятиям, профессорской деятельности или сельскому хозяйству.  Его нежная, почти  женственная натура жестоко страдала от грубых прикосновений действительности, с ее будничными, но суровыми нуждами. Иногда мелочи, не замеченные другими, причиняли ему глубокие и долгие огорчения.”
Производственные процессы никогда не оставят Деву равнодушной:
“...Человеческий труд кипел здесь, как огромный, сложный и точный механизм. Тысячи людей, инженеров, каменщиков, механиков, плотников, слесарей, землекопов, столяров и кузнецов - собрались сюда с разных концов земли, чтобы, повинуясь железному закону борьбы за существование, отдать свои силы, здоровье, ум и энергию за один только шаг вперед промышленного прогресса.”
(Молох)

Производственная тема, воспевание труда - основная канва творчества Андрея Платонова
Работа поглощает все время и все силы героев Платонова:
“В зимнее время я учился в политехникуме на электротехническом  отделении, летом же  работал на практике, в машинном зале городской электрической станции. От работы я сильно уставал, потому что никакого силового резерва на станции не было, а единственный турбогенератр шел без остановки уже второй год - день и ночь, и поэтому за машиной приходилосьНО без работы их жизнь превращается в муку:
“ Через неделю Захар Павлович так заскорбел от безделья, что начал без спроса чинить дом столяра. Он перешил худые швы на крыше, сделал  заново крыльцо в сенях и вычистил сажу из дымоходов... без ремесла у Захара Павловича кровь от рук приливала  к голове... а в сердце поднимался тоскливый страх.”

Дева избегает слишком сильной эмоциональной вовлеченности в события. Она стремится сохранять рассудочность и объективность восприятия. Ее переживания - интеллектуальные:

Иннокентий  Анненский
“Развившись, волос поредел,
Когда я молод был,
За стольких жить мой ум хотел, 
Что сам я жить забыл.
Любить хотел я, не любя
Страдать - но в стороне,
И сжег я, молодость, тебя
В безрадостном огне.”

Романтик Александр Грин вроде бы не вписывается в компанию Дев. Но при внимательном  прочтении мы найдем очень много от Девы в его произведениях.  

Вот как начинаются “Алые паруса”
“Лонгрен, матрос “Ориона”, на котором он прослужил 10 лет и к которому был привязан сильнее, чем иной сын к родной матери, должен был наконец покинуть эту службу”.

Служебные обязанности, решение бытовых проблем, воспитание детей - за все это отвечает Дева:
“... хозяйственные дела молодой матери были совсем плохи... Из денег, оставленных Лонгреном, добрая половина ушла на лечение после трудных родов, на заботы о здоровье новорожденной...
...Он делал также всю домашнюю работу и терпеливо проходил несвойственное мужчине искусство рощения девочки.”

Как мы знаем, Дева озабочена материальным обеспечением своего существования:

“Время от времени мне удавалось зарабатывать немного денег. Однажды земству понадобился чертеж одного городского участка с строениями... Отец устроил этот заказ мне, я ходил по участку с рулеткой, потом чертил... и получил за это десять рублей.
Раза четыре отец давал мне переписывать  листы годовой сметы земских благотворительных заведений, по 10 копеек с листа, на этом деле я то же заработал несколько рублей. Источник astrojurnal.ru
12 лет я пристрастился к переплетному мастерству, сам сделал станок для сшивания, роль пресса играли кирпичи и доска...
...Я забежал вперед, но надо было сказать все о моих заработках. Поэтому я добавлю, что в последние две зимы жизни дома я подрабатывал еще перепиской ролей для театральной труппы. За это платили 5 копеек с листа...”
(Автобиография)

Главный герой “Алых парусов” демонстрирует самое сильное качество Девы - умение различать тонкие нюансы:

“Теперь он действовал уже решительно и покойно, до мелочи зная все, что предстоит ...Грей побывал в трех лавках, придавая особенное значение точности выбора, так как мысленно уже видел нужный цвет и оттенок...Он терпеливо разбирал свертки, откладывал, сдвигал, развертывал и смотрел на свет такое множество алых полос, что  прилавок, заваленный ими, казалось, вспыхнет.
...Роясь в легком сопротивлении шелка, он различал цвета... здесь были оттенки всех сил и значений, различных в своем мнимом родстве...”

Дева преклоняется перед умственным трудом. 

Любимый персонаж Агаты Кристи - Эркюль Пуаро стопроцентная Дева:
“Настоящая работа происходит там (в голове). Решают все маленькие серые клеточки...”
“Этот список нам ничего не даст, он, правда, помог, привести мне в порядок мои мысли. Последовательность и метод.”

Дева следит за чистотой. Опрятность одна из высших ценностей настоящей Девы.

“Внешний вид Пуаро был абсолютно безупречен; казалось заметь он и пятнышко на костюме, оно причинит ему больше страданий, чем пулевое ранение. Прежде чем выйти из дома Пуаро с величайшей тщательностью вычистил пальто и, казалось, был всецело поглощен этим занятием.
Пуаро очень аккуратен и всегда щегольски одет. У него врожденная страсть к порядку любого рода. Если он увидит у кого-нибудь криво приколотое украшение, пылинку или беспорядок в одежде, то будет мучаться до тех пор, пока не исправит.”
 
“Сейчас мы наведем здесь идеальный порядок - непреклонно заявил Пуаро. Через пол часа он с удовлетворенным видом откинулся на спинку стула и оглядел дело наших рук. Все было аккуратно рассортировано, надписано, разложено по местам.”

“Я рассказал о некоторых маленьких причудах Пуаро, вроде того, что тосты следовало бы делать из квадратных булочек, а яйца должны быть одинаковой величины, о его нелюбви к гольфу, как к игре “бесформенной и бессистемной”. Под конец припомнил то знаменитое дело, которое Пуаро распутал, благодаря своей привычке выстраивать в симметричном порядке безделушки на каменной доске.
(“Загадка Эндхауза”)”

“Эта старая дева самая жуткая сплетница во всей деревне. Всегда знает до мелочей все, что здесь творится, и всегда от всех ждет самого худшего.”

Агата Кристи
“Стадия первая: точно и аккуратно расположить все факты.”

Автор Андрей Битов
"Эзотерический Учебник Литературы (Астрология литературного творчества)", фрагменты

ГОРОСКОПЫ

Чтобы выбрать знак Зодиака, кликайте по соответствующей картинке

Овен
Телец
Близнецы
Рак
Лев
Дева
Весы
Скорпион
Стрелец
Козерог
Водолей
Рыбы